Студентка-медик уже две волны работает медсестрой в ковидном отделении и точно знает, как подбодрить даже самых грустных пациентов

У нее очень добрые глаза

С самого начала пандемии я больше двух десятков раз бывала в красной зоне. Делюсь забавным наблюдением: если врачей пациенты часто воспринимают как строгих наставников, то медсестры для них словно близкие знакомые, с которыми можно разделить переживания. От сестричек всегда ждут не только капельниц и таблеток по расписанию, но (порой даже больше) поддержки и добрых слов. Такие негласные правила красной зоны студентка ­БГМУ Ольга Захарова усвоила очень хорошо, поэтому в палату без улыбки — хотя бы в глазах — никогда не заходит. Как ей удается не унывать и какие вопросы пациентов порой ставят в тупик? 

Конная милиция

Чтобы познакомиться с Олей, мы приехали в знаменитый ­МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии: студентка уже две волны работает здесь в пульмонологическом отделении. Впереди долгое ночное дежурство. Чтобы быть во всеоружии, девушка пролистывает карты пациентов и изучает назначения врачей. 

— Я вообще в медицину пришла случайно, — неожиданно признается Ольга. По ее вдумчивому взгляду кажется, что к будущей профессии готовилась чуть ли не с начальной школы. Но все иначе. — В 8‑м классе учительница предложила сходить на олимпиаду по биологии, а я ее взяла и выиграла — без подготовки! Так и полюбила этот предмет, особенно нравилось изучать строение человека. В итоге решила пойти в медвуз, хотя в детстве мечтала стать милиционером. Просто в книжках насмотрелась, что они много веков назад ездили верхом на лошадях, думала, и мне так повезет (улыбается).

Мама поддержала дочку, но посоветовала не уезжать далеко от дома, а выбрать в качестве альма‑матер медуниверситет в родном Витебске.

— А я, наоборот, хотела в столицу, поскорее окунуться во взрослую жизнь. Мы договорились: если поступаю на бюджет в ­БГМУ, мама меня отпускает. К счастью, так и вышло — вот уже пятый год учусь на лечебном факультете. Страшновато было только в первый месяц, а потом студенчество затянуло и я поняла, что ни о чем не жалею. 

Бессонные ночи

На четвертом курсе Ольга проходила сестринскую практику в ­МНПЦ — около месяца помогала старшим коллегам. За это время так вдохновилась работой, что решила остаться.
— Еще в третью волну увидела, насколько тяжело врачам и медсестрам — пациентов много, каждый нуждается во внимании. Я просто не могла их бросить, тем более коллектив очень по‑доброму ко мне отнесся. 
Решила, что, даже если несколько раз в месяц возьму на себя ночное дежурство, им будет ощутимо легче. А трудности меня никогда не пугали, это же наша миссия — бороться с ними. 

Сегодня Ольга в отделении почти профи: даже противочумный костюм не мешает ей ставить капельницу так, чтобы пациент этого и не почувствовал. Девушка раздает таблетки, заботливо кормит с ложечки тяжелобольных, измеряет температуру, давление и сатурацию.

— Мой максимум в этом костюме — 7 часов подряд. Бывает, дежурство начинается днем, а выскочить перекусить получается только ближе к ночи. Да, это непросто, но приходится терпеть. Хотя сложнее все‑таки психологически, особенно переводить людей в реанимацию. Когда я везу на каталке тяжелого пациента, мысленно его умоляю продержаться еще пару минут — а там коллеги сделают все, чтобы он выжил. Часто люди теряют надежду, но без позитивного отношения ничего не получится. Однажды мужчина подошел ко мне на пост и спросил: «Доктор, а я умру?» Я подумала: ну раз вы сами сюда из палаты дошли и не запыхались, то все точно будет хорошо. 

Немного о будущем

По наблюдениям Ольги, пациенты в отделении стали моложе. Да и четвертую волну медики ощущают сильно: если весной было занято десять мест, то сейчас — почти 30. 
— Я бы очень хотела попросить людей подумать о себе и близких. А также подумать о врачах, которые сейчас на посту. Я, например, привилась и, несмотря на постоянный контакт с инфицированными, не болела.
Завтра у Оли лекции в вузе: их никто не отменял. Девушка шутит: после ночного дежурства она часто клюет носом на парах.

— Но преподаватели все понимают. Тем более мы не на вечеринках проводим время, а на работе — подкрепляем теорию практикой. Кстати, очень приятно, что до сих пор сохранены ковидные надбавки: за 0,5 ставки я получаю около 600 рублей в месяц. Это классная прибавка к стипендии, даже стараюсь откладывать — получается пока не очень (смеется).

glushko@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
ГОРЯЧАЯ ТЕМА: Коронавирус в Беларуси

Фото: Егор Ермалицкий