В ­РНПЦ неврологии и нейрохирургии спасают детей с опухолью головного мозга, эпилепсией и травмами

Войти в сосуд

Пятилетний Тимофей Пугачев на ногах держится уверенно, его больше не тошнит, не болит голова, восстанавливаются зрение и слух. После операции прошло около недели. У малыша была опухоль головного мозга, но это в прошлом. Около 600 сложнейших вмешательств в год делают врачи нейрохирургического детского отделения ­РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Пациентам, вплоть до 18-летнего возраста, дарят вторую жизнь, а их родителей делают счастливыми. «Мамы и папы иногда даже не успевают испугаться. Я как врач понимаю угрозу, а они пусть берегут нервы», — признается заведующий отделением Михаил Талабаев. 

Проблемы больше нет

Здесь пациенты со всей страны. К примеру, Тимофей Пугачев из Барановичей. Доктор Александр Корень проверяет, насколько симметрично мальчик держит руки в приподнятом состоянии.

Александр Корень осматривает Тимофея Пугачева.

— Опухоли в головном мозге удаляем с хорошим результатом. Чаще всего они возникают из-за генетической поломки, — объясняет врач, за плечами которого 25 лет стажа. 

Каждая история болезни уникальна, некоторые и вовсе повергают в шок, но только не доктора. Два года назад его пациентом стал десятилетний мальчишка, который случайно упал с восьмого этажа и был в крайне тяжелом состоянии: перелом позвоночника со смещением, черепно-мозговая травма, ноги не двигались. Скажете — без шансов. А вот и нет. 
К раннему утру позвоночник был собран, со временем ребенок начал ходить, сейчас учится в школе и занимается спортом. 
Чудо? Не думаю. В отделении лечат всю детскую нейрохирургическую патологию — аневризмы, кровоизлияние, гидроцефалию, эпилепсию, опухоли, врожденные пороки развития головного и спинного мозга.

Алеся и Евгения Гейнрих.

Алеся Гейнрих из Добрушского района привезла в ­РНПЦ двухлетнюю дочурку Евгению. Неделю назад ее стало тошнить, пропал аппетит. Родители думали, ротавирусная инфекция, но диагноз оказался серьезнее. На днях — операция, и мама уверена, что все пройдет хорошо. Воодушевляют положительные примеры. На глазах идет на поправку четырехмесячный Арсений из Витебска, которому недавно удалили опухоль головного мозга. Улыбчивого малыша качает мама Татьяна:

— Заметила, что у ребенка увеличилась голова, забила тревогу. Начались проблемы с глазами, ушами… После операции прошли сутки, и мы снова возвращаемся к нормальной жизни.

Сила — в команде

— У нас сформировался заинтересованный коллектив, готовый к взаимопомощи, — радуется Михаил Талабаев. — Всегда работаем на хороший результат, который воодушевляет и помогает преодолеть трудности. В команде психологический комфорт. Даже пандемия не нарушила наших планов. За год сделали на 60 операций больше, чем до нее. 

Три года в ­РНПЦ трудится Артем Пацеев, перед этим проходил здесь клиническую ординатуру, оперирует и ассистирует почти каждый день:


— Порой действовать приходится экстренно. Не забуду, как во время моего дежурства поступил 15-летний мальчишка. Мастерил пневмотиски, и струей воздуха ему в голову вытолкнуло крупную деталь. Получил серьезную травму основания черепа. Спасли — сейчас здоров и счастлив.
 В мужской команде единственная женщина-нейрохирург Анна Соловьева не скрывает — профессия эмоционально и физически непростая:

— Стать нейрохирургом мечтала с 7-го класса. Для качественной работы нужен высокий интеллект и физическая подготовка. Справляться с нагрузкой мне помогает хобби — иностранные языки. Как говорил академик Павлов, лучший отдых — смена деятельности. Знаю английский, немецкий, испанский. Тяга к изучению у меня с детства. Возможно, поэтому и выбрала профессию врача.

У команды есть все, что нужно для современных нейрохирургических вмешательств. К примеру, дорогостоящая интраоперационная навигация, ультразвуковая диагностика. Но даже умнейший гаджет, если не уметь им пользоваться, просто игрушка. Поэтому обучение современным технологиям, самосовершенствование позволяют достигать амбициозной цели — сохранить пациенту качество жизни. В этом весь смысл.

Операция в сознании

— Выживаемость людей с опухолью зависит от того, насколько полностью она удалена, — конкретизирует Михаил Талабаев. — При этом важно не задеть лишнего. Иначе, проснувшись от наркоза, человек может разучиться читать. Или, к примеру, полностью забудет какой-нибудь из освоенных языков, лишится музыкального таланта. Чтобы этого не случилось, овладели новой методикой: оперируем пациентов в сознании и во время вмешательства тестируем их. А еще зачастую удаляем опухоль сложным путем. Допустим, к расположенной в правом полушарии подбираемся слева, чтобы не пересекать важные для человека проводящие пути. Иначе может пострадать высшая нервная система, интеллект, память. Для нас главное, чтобы пациент был не только здоров, но и счастлив, реализовал себя как личность. 

basikirskaya@sb.by



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ